Главная » Статьи » История » Всеобщая история

Тоталитаризм как историческое явление ХХ века
Основные черты
Основоположником термина "тоталитаризм" является итальянский философ - неокантианец Д.Джентиле. Он считал, что важнейшей задачей государства является претворение в жизнь национальной судьбы или национального предназначения, и для этого его власть должна быть абсолютной и всепоглощающей, т.е. тоталитарной. У Джентиле данное понятие позаимствовали итальянские фашисты во главе с Б.Муссолини, которые в одной из своих первых программ в 1919 г. определили в качестве цели партии построение "тоталитарного государства".
Постепенно этот термин стали использовать и критики фашизма. Так, например, для антифашистов 20-х - 30-х гг. он был синонимом фашистской диктатуры как принципиально нового типа государства; использовать его для описания советской системы тогда еще не решались. Однако к концу 30 - х годов, после знаменитых московских процессов над троцкистами, сторонниками Бухарина и Зиновьева - Каменева, некоторые из разочаровавшихся в советской системе европейских писателей и публицистов, например, такие, как Ф.Боркенау, А.Кестлер (автор романа "Слепящая тьма", посвященного вышеназванным процессам) и Дж. Оруэлл (автор романа - антиутопии "1984"), стали распространять понятие "тоталитаризм" на режим, созданный в СССР.
Классическими исследованиями о природе и истоках тоталитаризма, принадлежащими перу профессиональных ученых, считаются сочинения американских политологов К.Фридриха и Зб. Бжезинского "Тоталитарная диктатура и автократия" (1956), германо-американского философа Х.Арендт "Происхождение тоталитаризма" (1951), французского политолога Р.Арона "Демократия и тоталитаризм" (1965), английского экономиста и философа Ф. фон Хайека "Дорога к рабству" (1944).
Основные же признаки тоталитарного режима были определены в сочинении Фридриха и Бжезинского. Среди них:

1) Официальная идеология, которая должна признаваться всеми;

2) Монополия на средства массовой информации;

3) Монополия на все средства вооруженной борьбы;

4) Система террористического полицейского контроля;

5) Централизованная система управления экономикой.

Последующие поколения исследователей добавили к вышеназванным еще несколько признаков тоталитаризма как явления:

1) Чрезмерное огосударствление общественной жизни;

2) Правовое закрепление роли руководящей партии;

3) Осуществление насильственного господства власти над человеком с помощью партийных и государственных авторитарно - бюрократических институтов;

4) Принудительная мобилизация населения для реализации программы тотального переустройства общества ("великие стройки коммунизма" в СССР, программа создания Третьего рейха в Германии, "культурная революция" в Китае).
Следует отметить, что все вышеназванные признаки в той или иной степени присутствовали во всех тоталитарных режимах. При этом, наряду со сходством, существовали и определенные различия, отличающие друг от друга различные типы тоталитарных режимов. Согласно самой распространенной классификации, в зависимости от господствующей идеологии все они делились на праворадикальные (фашистские и национал - социалистический) и левоэкстремистские (сталинский и маоистский). При этом в рамках трех основных моделей тоталитаризма (советской, немецкой, итальянской) существовали существенные различия. Собственно тоталитаризм "в чистом виде", при котором действительно удалось достичь тотального контроля над политической, экономической и духовной сферами жизни общества, существовал лишь в СССР до середины 50-х годов. В рамках же итальянского фашизма и германского национал-социализма эти цели провозглашались, но так и не были достигнуты. Так, и Муссолини, и Гитлер смогли достичь тотального контроля над политической жизнью общества, но не упразднили полностью ни рыночную экономику, ни автономию духовной сферы и частной жизни граждан (Италия при Муссолини оставалась католической и монархической, а Германия и при Гитлере сохраняла индивидуалистический "буржуазный дух").
Безусловным признаком тоталитаризма является не истребованная историческими обстоятельствами, по существу, ненужная и неоправданная концентрация власти в руках отдельной личности (клана). Иными словами, власть сосредоточивается в одних руках не для решения актуальных задач общенационального значения, а для защиты узкогрупповых интересов и лишения политических оппонентов права на ее использование. С другой стороны, концентрация власти имеет всепроникающий характер, «суверен» тоталитаризма впитывает влияние на не принадлежащие ему и, по сути, ненужные компетенции и полномочия. Тоталитарная власть имеет все основания интересоваться мелочами, поскольку может контролировать общество только в том случае, если все его элементы безусловно и безоговорочно подчиняются системе. Тоталитарную власть интересует все. Она стремится к достижению полной и повсеместной лояльности к себе всех элементов и членов общества. Каждый претендент на пост начальника жэка, руководителя хора или футбольного тренера школьной команды обязан в первую очередь доказать свою безусловную лояльность власти, а уже потом — свою работоспособность.
Любое проявление даже слабого политического несогласия безжалостно уничтожается и искореняется. Это первое и безусловное правило функционирования тоталитаризма. Тоталитарная система управления не выносит любой критики, ибо даже минимально рефлектирующая оппозиция в ее адрес легко обличает весь абсурд, на котором она зиждется. Сделать невозможной, нецелесообразной и невыгодной любую критику по отношению к власти — основа тоталитарного управления.
Вполне понятно, что если государственная власть ведет кадровую политику только исходя из степени лояльности рабочих к этой власти, у руля управления государством оказываются люди, неспособные ни к чему, за исключением слепого поклонения; если государственная власть сосредоточивается только на подавлении любого минимального «непослушания» и здравого инакомыслия в обществе, то тем самым она исключает борьбу с реальными негативными проявлениями в обществе.
Тоталитарная власть может считать себя защищенной и готовой к агрессии только в том случае, если полностью и безраздельно контролирует силовые и карательные структуры — МВД, Службу безопасности, фискально-налоговые органы, прокуратуру и армию. Это главные инструменты тоталитарной власти, которые требуются ей для завоевания других государственных и общественных институтов.
Тоталитаризм — монополен по определению Он может обеспечивать собственную жизнедеятельность только в том случае, если безраздельно господствует во всех сферах общественных отношений. С первого взгляда может показаться, что в тоталитарных обществах присутствует некоторое подобие конкуренции. Хотя бы между кланами — за власть или право распределения ресурсов. Однако это не так, поскольку война между отдельными финансово-политическими группами в тоталитарных системах ведется за монопольное влияние, и в любом случае речь идет не об ослаблении или ограничении полномочий противника, а о его полном устранении, не исключая физического. Да и о какой конкуренции может идти речь? Если в нормальных цивилизованных странах для борьбы с конкурентами и завоевания потребителя серьезно занимаются маркетингом (в том числе политическим) или нанимают менеджера для оптимизации системы управления, то при тоталитаризме для «борьбы» с конкурентами речь может идти только о нечестных и нелегальных принципах борьбы.
Монополизируется все. Теневая экономика, пережив период быстрого первичного накопления теневого капитала, возвращается в режим жесткого управления, только уже — в подчинение новым финансово-политическим группировкам. Ни о какой успешной легальной инвестиционной политике не может быть и речи. Внешние инвестиции являются по отношению к тоталитарной теневой экономике чужеродным телом и в любом случае экспроприируются на нужды режима. Монополизируется власть и права на политическое представительство. Монополизируется право на интерпретацию событий и диагностику социально-экономической и политической ситуации в стране. Монополизируются информационная политика и основные носители информации. Монополия режима на правду становится основой устойчивости власти путем манипулирования обществом. Монополизируется социальная деятельность. Монополизируется функция на применения законов и реализацию нормативных государственных актов со стороны субъектов, не имеющих формального отношения к государственной власти.
В тоталитарных обществах монополизируется даже право на разум. Интеллект и разум правителя объявляются эталонным пределом интеллекта нации и национальной элиты. Никто не может быть умнее президента.
Тоталитарная система стремится к глобальному манипулированию сознанием людей. С помощью подконтрольных СМИ и других, по форме общественных, институтов она не отражает реальность, а создает ее. Рядовому обывателю ежедневно, ежеминутно вдалбливается в голову, что президент хороший, а оппозиция — плоха, что вот эта партия — правильная, а эта — антигосударственная, что политик N — молодец, а политик Х — предатель, и т.д. Поэтому ведется такая ожесточенная война за частоты и каналы, поэтому именно независимые журналисты так часто стают объектами тоталитарной агрессии.

Структура тоталитарной системы
Тоталитарные режимы способны «жить и развиваться» только в том случае, если все элементы политической и общественной системы связаны формой взаимных «обязательств» и «гарантий». Но, в отличие от классического общественного договора, при котором все члены общества несут солидарную ответственность за его жизнедеятельность, здесь надо вести речь об искусственно созданном, насаждаемом «тоталитарном теневом соглашении», правила и нормативы которого стоят над законом и направлены исключительно на защиту системы, обеспечивающей неприкасаемость тоталитарных основ. Словом, речь идет даже не о договоре, а о «тотальном заговоре» всех против всех. В обиходе эта система называется «круговой порукой».
Несмотря на внешний примитивизм структуры, тоталитаризм в ежедневной рабочей динамике является довольно сложным образованием, представляющим собой «смесь» различных кланов, политических сект, каст и квази-классов, ведущих борьбу за самосохранение и господство в орбите тоталитарной системы.
В основе такой системы лежит своеобразная управленческая «пирамида» — от высшего руководства страны до районного или даже сельского уровня. Выстраивается своеобразная феодальная система, с жестким административным подчинением всех составляющих элементов. Внутренняя степень свободы управленческих, политических и экономических субъектов этой системы определяется не возможностью реализовывать свои конституционные функции, а уровнем допуска к безнаказанному произволу в отдельно взятом регионе или отрасли, использование властных полномочий по своему усмотрению и в своих интересах.
Каждое звено (пласт) этой пирамиды состоит в отношении жесткого подчинения вышестоящему пласту. Однако настоящая иерархия системы определяется отнюдь не законодательством и конституционными нормами, а корпоративной тоталитарной этикой, выработанной теневым политическим «самосознанием» тоталитарного режима. Тоталитарная табель о рангах зиждется на беззаветной преданности и верности по отношению ко всем, кто занимает высшее положение в иерархической системе. Грабить и облагать поборами можно всех, кто ниже по рангу или слабее. Но необходимо «честно» отдавать часть полученного тому, кто обеспечил твое назначение или прикрывает твой «бизнес».
«Тоталитарная пирамидальная система», вопреки всяким законам геометрии, зиждется на опасно деформированном фундаменте. Далеко не все губернаторы областей и министры равны между собой. Однако неравенство определяется не размером нормативных полномочий и влияний, а степенью близости и доступа к неформальным центрам принятия и реализации стратегически важных политических и экономических решений.
Все «объекты» тоталитарной системы распределены по отдельным кланам (административно-экономическим или финансово-политическим группам), которые ведут между собой достаточно жесткую борьбу, пока один из них не добьется полной политической и экономической монополии.

«Исторический путь» тоталитаризма
К концу 80-х годов классическая теория тоталитаризма во многом показала свою несостоятельность и заставила многих исследователей в ней усомниться. Так, например, она рассматривала тоталитарные режимы как что - то неизменное и раз на всегда установленное, но практика показала, что практически все они, кроме наиболее одиозных, эволюционировали в сторону "размягчения". Прежняя теория тем более не допускала возможности крушения этих режимов, что повсеместно происходило в странах Восточной Европы в конце 80-х годов.
В этой ситуации некоторые исследователи предлагают вообще отказаться от теории тоталитаризма как не оправдавшей себя, считая, что сам предмет исследования растворился.
Существует и противоположная точка зрения, согласно которой необходимо не отказываться от самой идеи тоталитаризма, а совершенствовать ее, опираясь на данные истории. Иными словами, необходимо рассматривать тоталитарные режимы не как что - то навсегда застывшее и определенное, а как сложное и исторически развивающееся явление.
С этой точки зрения картина выглядит следующим образом. Сама по себе программа построения общества тоталитарного типа появилась задолго до понятия "тоталитаризм" и была последовательно изложена в социально - философских трактатах Платона (знаменитое "Государство" с описанием "идеального общества", где целое поглощает отдельного индивида), английского философа Т.Гоббса (его знаменитое государство - Левиафан, обладающее неограниченной властью над жизнью и собственностью поданных), французского мыслителя эпохи Просвещения Ж.- Ж.Руссо (теория "объединенного народа", поглощающего отдельную личность и упраздняющего ее права).
В качестве первого тоталитарного государства (или хотя бы исторического прототипа тоталитарных государств ХХ века) можно рассматривать древнюю Спарту. Для этого есть несколько аргументов:
1. Государство в Спарте осуществляло тотальный контроль не только над общественной, но и над личной жизнью граждан, вмешиваясь в бытовые вопросы (отсутствие свободы в выборе профессии, обязательное участие в совместных трапезах — сисситиях, простая одинаковая одежда, запрет на владение золотом и серебром, запрет на использование при строительстве дома каких-либо инструментов, кроме топора и пилы и т.д.), в брачно-половые отношения и воспитание детей (уничтожение слабых младенцев; строжайшее воспитание в "стадах" — агелах с семилетнего возраста и т.д.). Жизнь гражданина всецело была подчинена интересам государства.
2. Принцип последовательного коллективизма и подавления индивидуальных начал распространялся и на отношения собственности: спартиаты получали лишь в пользование участки земли вместе с прикрепленными к ним илотами; они не могли продать ни землю, ни илотов. Проявлением этой же тенденции к ограничению частной собственности был обычай пользоваться чужим имуществом (пищевыми припасами, собаками, лошадьми, илотами).
3. Широкое использование в общественной практике террора и насилия (по отношению к илотам наиболее ярко это проявлялось во время периодически проводившихся криптий, когда уничтожались наиболее сильные и потому потенциально опасные рабы, а по отношению к гражданам — в самой системе воспитания, основанной на "кулачном праве" и жестоких телесных наказаниях).
4. Закрытость, искусственная замкнутость спартанского общества, стремление к экономической и культурной автаркии (запрет гражданам селиться вне государства, ограничение контактов с иностранцами, использование "неконвертируемых" железных денег, неразвитость ремесла и торговли, отторжение чужеземных влияний и т.д.).
5. Милитаризация всей жизни спартиатов (фактически они постоянно находились в положении воинов, живущих в военном лагере) и агрессивная, "империалистическая" внешняя политика Спарты (подчинение Мессении, создание Пелопоннесского союза, конфликт с Афинской архэ и установление гегемонии в Греции после победы в Пелопоннесской войне).
Но все это, конечно же, частности. Если считать главным признаком тоталитаризма лишь всеобщую регламентацию, то такой "тоталитаризм" можно без труда обнаружить не только в Спарте, но и в обществе времен III династии Ура, и в птолемеевском Египте, и в западноевропейских средневековых цехах, и в так называемом "государстве иезуитов" в Парагвае. Фактически почти вся история человечества при таком подходе может превратиться в "тоталитарную", и сам термин "тоталитаризм" утратит в этом случае какую бы то ни было эвристическую ценность. Более оправданным представляется подход, согласно которому тоталитаризм — специфическое явление индустриальной цивилизации, породившей в числе других проблем так называемую "проблему догоняющей модернизации". Поэтому программа построения общества тоталитарного типа может реализоваться только в рамках современного индустриального общества, которое создает для этого следующие условия:
1) Возникновение современного государства, обладающего централизованной бюрократией, развитыми средствами контроля, подавления и массовой пропаганды, позволяющими осуществлять тотальный контроль, массовый террор и информационную обработку населения;
2) Формирование в условиях промышленного капитализма массового общества, которое образуется в результате традиционных социальных слоев (дворянство, крестьянство, ремесленники) и перегородок между ними;

Такое общество отличается следующими характерными особенностями:

а) Состоит из отдельных обособленных индивидов, составляющих серую безликую массу людей с психологией "винтиков", неспособных стать организованной опорой демократии, из которых будущие диктаторы могут лепить любые социальные тела и использовать как опору в борьбе за власть;
б) Подобные обособленные индивиды не уверены в себе, стремятся вернуться к коллективному образу жизни и опереться на "сильную руку" вождя или диктатора, чаще всего ненавидят лишившие их устойчивого благополучия демократию и рынок, используют предоставленные им демократические права и свободы для ее подрыва и уничтожения (именно так вели себя мелкая буржуазия и люмпенизированные слои Германии накануне прихода к власти нацистов).
3) Кроме того, тоталитаризм как историческое явление неразрывно связан с процессом индустриальной модернизации, т.е. с созданием системы крупного машинного производства. Причем проявляется данное обстоятельство сразу в двух аспектах:
а) с одной стороны, утверждение тоталитаризма в той или иной стране зачастую является реакцией патриархального сознания, глубинных пластов национального духа на стирающую национальные особенности индустриальную систему (конвейер, как известно, он и в Африке конвейер) - в ответ на это в массовом сознании утверждаются жесткие формы национализма и (или) патриархально - авторитарные комплексы;
б) с другой стороны, для отстающих в социально - экономическом развитии стран тоталитаризм выступает как средство ускоренного осуществления промышленной революции (СССР эпохи первых пятилеток, Китай при Мао Цзе Дуне, и др.), когда государство концентрирует в своих руках огромные властные, хозяйственные и людские ресурсы, и направляет их на обеспечение ускоренного развития экономики. Собственно говоря, именно для этих целей и используются единая партия, единая идеология и принудительная мобилизация граждан на решение "великих задач" в процессе переустройства общества.
Решив эти задачи, тоталитаризм исчерпывает себя, и его сильные стороны (способность концентрировать ресурсы и мобилизовать большие массы людей, в короткий срок решать задачи индустриализации, милитаризации и распространения образования) сходят на нет. В процессе дальнейшего развития начинается его преобразование в более мягкую политическую систему. Остановить это постепенное размывание тоталитаризма возможно, лишь окончательно "заморозив" общественное развитие, что и было сделано в Албании в правление Э.Ходжи или в современной Северной Корее.
Происходит это эволюционное преобразование тоталитаризма следующим образом:
1) Исчезает состояние войны или "великого строительства", и постепенно сходит на нет тотальная мобилизация граждан государством;
2) При отсутствии тотальной мобилизации происходит некоторая деполитизация и обособление частной (частично культурной и экономической) жизни людей - они уже не столько солдаты ("винтики") партии и вождя, живут и работают для себя и для своей семьи, читают обычные, а не только идеологические книги, и т.п.;
3) Происходят изменения во власти - с уходом харизматического лидера власть переходит к партийно-номенклатурной олигархии в виде "коллективного руководства" (например, власть Политбюро при фиктивном культе Брежнева) - ясно, что никакой новой диктатуры над собой по типу сталинской партийные олигархи уже не допустят;
4) Прекращаются массовые репрессии и ослабевает тотальный контроль за обществом со стороны силовых структур, и пресекаются только прямые покушения на власть - так, например, если в СССР в правление Сталина репрессии имели массовый и "упреждающий" характер, то в последующий период времени им подвергались сравнительно немногочисленные более или менее явные противники режима (т.н. диссиденты).
Все эти перемены происходили в СССР и в большинстве стран Восточной Европы после смерти Сталина и ХХ съезда КПСС.
Таким образом, перед нами уже не чистый классический тоталитаризм, а зарождающийся авторитаризм: структуры силового подавления, всеобщей мобилизации и контроля (госбезопасность, партия, комсомол, профсоюзы) существуют, но "по полной программе" не задействуются, а частная жизнь граждан обретает, хотя и ограниченную, автономию от политики и власти. При этом попытки "завернуть гайки", вернуться к жесткой системе правления уже на поздней стадии развития тоталитаризма в принципе возможны ("жесткий курс" Ю.Андропова или последнее десятилетие правления Н.Чаушеску в Румынии), но они являются не более чем кратковременными и быстро сходят "на нет". Унаследовав целый ряд "слабых мест" тоталитаризма (неспособность эффективно функционировать в спокойных естественных условиях, отсутствие экономических рычагов, пренебрежение индивидуальными интересами и стимулами) этот промежуточный режим неизбежно трансформируется в авторитарный либо демократический.
Если внимательно посмотреть на мировую историю, то можно увидеть, что тоталитарные системы в разных странах и в разное время достаточно сильно отличаются друг от друга. По степени агрессивности, уровню собственного могущества, взглядам и подходам к государственному управлению, масштабам и темпам экспансии в общественную сферу, идеологии «стирания граней» между социумом и государством, и т.д. Можно вести речь о том, что тоталитаризм как историческая система обладает неким законченным внутренним генезисом и содержит несколько этапов собственного развития.
Среди подобных этапов можно выделить следующие:

· доктринальный тоталитаризм (высшая, законченная форма тоталитаризма);

· социально адаптированный тоталитаризм (утвердившийся, или «развитой» тоталитаризм);

· криминальный тоталитаризмом (или тоталитаризм «первичной деспотии власти»).

Любой тоталитаризм в своем развитии проходит эти этапы и развивается по возрастающей — от криминального к доктринальному типу. Это своего рода «общественно-экономические формации» тоталитарной истории.

Первый тип (доктринальный тоталитаризм) является тоталитарной формой управления государством и манипулирования обществом в жестких, устоявшихся идеологизированных системах. Классический пример — СССР или гитлеровская Германия. В государствах с подобным типом правления создана система абсолютного подавления инакомыслия, действует единая партийная система, по сути, уничтожена экономическая конкуренция, безотказно функционирует незыблемая монопольная идеология, а индивид является контролируемой «ячейкой общества». Тоталитарные формулы закреплены на конституционном и законодательном уровне. Система обладает возможностью уничтожения целых общественных групп и народов. Любой, кто оппонирует государственной системе, является государственным преступником по закону.
В чистом виде такой тоталитаризм уже практически не встречается, если не считать отдельных рецидивов тоталитаризма ближневосточного или карибского типа (Ливия, Иран, Куба).
Второй тип тоталитаризма (социально адаптированный) зиждется на оперативном манипулировании нормативными правилами жизнедеятельности общества. Режим владеет ресурсами для демонстративного пренебрежения законами и Конституцией или возможностями оперативной коррекции законодательства в нужном для системы направлении. Оппозиция показательно усмиряется, а наиболее буйные представители инакомыслящей элиты оказываются на тюремных нарах или бесследно исчезают.
Именно физическое уничтожение людей, а также адаптированное отношение к этому общества есть одним из наиболее характерных и узнаваемых признаков «второго тоталитарного типа», показателем его «зрелости». Общество, достаточно глубоко обрабатываемое официальной пропагандой, смиряется с реалиями, навязываемыми режимом.
Наконец, третий тип тоталитаризма выстраивает все необходимые условия для господства отдельной личности (клана, или финансово-политической группы), но еще не владеет ресурсом для безоговорочного подавления оппозиции и не может контролировать ситуацию в случае глобальных политических кризисов. На этом этапе происходит тотальная криминализация общества, а борьба с инакомыслием прикрывается правовыми формами. Режим в борьбе с оппозицией нуждается в формальной общественной поддержке. Формально действуют права и свободы, создается иллюзия плюрализма мнений и общественно-политических альтернатив развития. Тоталитаризм этого типа еще остерегается международного осуждения.
Да, это может показаться странным, но тоталитаризм, особенно на первых этапах своего саморазвития, обладает чрезвычайно развитым комплексом неполноценности и необычайной трусостью к проявлениям общественного негодования. Он требует, чтобы вся его деятельность находила хотя бы формальную поддержку в обществе. Именно из этой формальной поддержки черпает он потенциал к грядущему утверждению.

Категория: Всеобщая история | Добавил: Учитель (16.09.2009)
Просмотров: 7786 | Рейтинг: 4.0/5