Главная » Статьи » Обществознание » Социология

Современный мир стоит на пороге третьего тысячелетия
Некоторое время назад появилась теория, согласно которой эпоха индустриальной цивилизации закончилась, и человечество (по крайней мере, часть его) вступает или даже уже вступило в следующий этап развития - постиндустриальную цивилизацию. При этом последняя четверть XX столетия считается переходным периодом, периодом противоборства старых и новых тенденций.
Что же представляют собой эти новые тенденции, позволяющие хотя бы в общем виде обрисовать контуры будущего витка цивилизационного развития?Большие надежды связываются с научно-техническим прогрессом, успехи которого, видимо, могут преобразовать всю систему производства. Оно в большей степени будет ориентировано на удовлетворение потребностей человека; тяжелый и монотонный труд, превращающий человека в придаток машины, сведется к минимуму. Зато максимально активизируются творческие возможности личности, от которой потребуются обширные знания, умение самостоятельно принимать решения, быстро реагировать на изменение ситуации. Исчезнут гигантские заводы — порождение и символ индустриальной эпохи, наносящие огромный ущерб окружающей среде. Технические устройства будут приобретать все более миниатюрные размеры, следовательно, уменьшатся и материальные расходы. Безотходные технологии, замена природного сырья синтетическим, новые источники энергии, строгое соблюдение экологических норм — все это позволит преодолеть катастрофическое противоречие между ноосферой и естественной средой, которое является еще одним неизбежным результатом индустриализации.
Ученые предполагают, что благодаря информационной революции и развитию микроэлектроники в производстве возрастет роль небольших предприятий, «мягкие» формы объединений которых (ассоциации, торгово-промышленные группы) позволят быстро реагировать на перемены в рыночном спросе и при необходимости перестраивать механизм производства. Огромные транснациональные компании, которые держат в своих руках львиную долю производства тех или иных видов продукции (от добычи нефти до радиоэлектронной аппаратуры), очевидно, сохранятся еще долгое время, но вынуждены будут потесниться с ростом мелкого и среднего бизнеса, уже сейчас производящего более половины валового национального продукта в Японии, Италии, Франции и других развитых странах.
Вполне вероятен и бурный процесс деурбанизации - оттока населения из городов. На протяжении всей истории цивилизации города были административными, экономическими и культурными центрами. Индустриальная эпоха превратила их также в промышленные центры. Гигантские «города-спруты» (так их стали называть еще в конце XIX в.) с многочисленными заводами, фабриками, верфями втягивали в себя огромные массы сельского населения, уходившего из родных мест в поисках работы. Современные мегаполисы, в которых живет по 10-15 и даже более миллионов человек (Токио, Нью-Йорк, Мехико, Москва и др.), страдают от перенаселенности, загрязнения атмосферы, переизбытка транспорта и многих других проблем.
Характерно, что в последнее время в высокоразвитых странах возникла «обратная» тенденция: люди, работающие в крупных городах, предпочитают жить в более или менее удаленных от них предместьях сельского типа. Эта тенденция, по всей вероятности, будет усиливаться. И это вполне естественно для информационного общества, в котором человек, даже находясь дома, не чувствует себя оторванным от внешнего мира и с помощью компьютера и прочих средств связи может не только отдыхать, но и заниматься делами. Конечно, значительную роль в этом сыграет и деконцентрация (т. е. разукрупнение) производства.
Существенные изменения произойдут также в социально-экономической и политической сферах. Социалистическая система оказалась несостоятельной, однако и капитализм — по крайней мере, В формах, существующих сегодня, - в будущем претерпит значительные изменения. Ученые пока не имеют единого мнения по поводу нового типа общественных отношений. Некоторые его черты уже сегодня вырисовываются в «шведской модели» развития. Для этой модели характерны исчезновение крайних форм противоборства (и серьезных противоречий) между различными социальными группами, усиление их сотрудничества во имя совместного решения стоящих перед обществом проблем. Государство при этом все меньше вмешивается в экономику и общественную жизнь в целом, занимаясь в первую очередь охраной прав человека, урегулированием различных конфликтов, поддержанием порядка и законности. Расширятся права региональных и муниципальных органов. Децентрализация власти сделает ее более демократичной, приблизит ее к нуждам человека.
Наконец, в постиндустриальную эпоху, судя по многим признакам, произойдет своего рода «революция духа». Кризис системы ценностей, начавшийся еще в прошлом столетии, к концу XX в. достиг своего апогея. Охватив огромные массы людей, разочаровавшихся в гуманистических идеалах и ни во что не верящих, этот кризис поистине стал знамением нашего времени. Но в последние годы уже проявляется и противоположная тенденция. В самых разных странах стреми-тельно возрождается угасший под влиянием рационализма интерес к религии, которая на протяжении тысячелетий была источником духовной силы человека и хранительницей цивилизационных традиций. В обществе усиливается и тяга к «высокой» культуре. Так, в США, стране, где наибольшим спросом пользуется «массовая культура», за последние десятилетия примерно втрое увечилась посещаемость музеев. Это и многое другое говорит о том, что прогнозы о приближении этапа духовного обновления человечества имеют под собой вполне реальную основу.
Еще одна важнейшая тенденция современного мира, которая, видимо, во многом будет определять его дальнейшее развитие, - это глобализация, т. е. возрастающая целостность мира. Многие ученые видят в глобализации признак начала формирования единой планетарной цивилизации.
Предпосылки для ее появления создала, в конечном счете, индустриальная эпоха, научно-технический прогресс. На протяжении XX в. экономические, политические, культурные, комму-никационные и прочие связи между различными странами и целыми континентами становились все более прочными. Заметно усилилась взаимозависимость локальных цивилизаций, которые в наши дни уже не могут вести отдельное, изолированное существование. События, происходящие в той или иной стране, нередко влияют и на судьбы ее соседей, а порой и мира в целом.
При этом такое влияние не всегда оказывается положительным. Мировые войны, крупные экономические кризисы, опасность применения оружия массового уничтожения - далеко не полный перечень примеров такого рода. Но у процесса глобализации, конечно, есть и другие стороны, внушающие оптимистический взгляд на будущее. Это формирование системы всемирного хозяйства с «разделением труда» между странами и континентами, ведущее к созданию мирового рынка; тесно связанное с этим возрастание роли региональных экономических союзов (таких, как Европейский союз); укрепление авторитета международных организаций (ООН, ЮНЕСКО и др.); интенсивный обмен культурными ценностями и научными знаниями; «экспорт» оптимальных форм экономической, социальной и политической жизни; решительные ограничительные меры в сфере военного производства, уже приведшие к фактическому прекращению гонки вооружений.
Разворачивающаяся глобализация в принципе отнюдь не означает, что в будущем мир станет однообразным, унифицированным. Своеобразие культур, разумеется, должно сохраниться. И тем не менее, современной тенденции к формированию планетарной цивилизации противостоит прямо противоположим тенденция - сепаратистская. Об этом убедительно говорят самые разные по своей сути явления - например, распад СССР и Югославии, исламский фундаментализм, движение за отделение провинции Квебек от Канады и т. д. Стремление отделиться, обособиться, освященное лозунгами (порой искусственно раздуваемыми) сохранения политической, культурной, религиоз-ной самостоятельности, стало знамением времени.
Нельзя забывать и о трагической неоднородности мира в социально-экономическом отноше-нии, о резком противостоянии двух молярных зон, в одной из которых человек пользуется всеми благами и достижениями цивилизации в то время как в другой, гораздо более обширной, царят нищета, голод и болезни, нередко оборачивающиеся массовыми эпидемиями.
Какая же из двух тенденций - глобалистская или сепаратистская — победит в будущем? Сумеет ли человечество найти путь к сбалансированному развитию, отыскать равновесие между всеобщим и локальным? Ответы на эти вопросы может дать только беспристрастная история.
Новый виток цивилзационного развития, как бы мы его ни называли - постиндустриальной, глобальной или какой-либо иной цивилизацией, - фактически еще не начался (хотя на этот счет есть и другие мнения). Пока появились лишь некоторые признаки, укачивающие на то, что в недалеком будущем могут сформироваться новые цивилизационные основы. И это очень важно, ибо, как продемонстрировал опыт XX в., индустриальная цивилизация таит в своих недрах угрозу самоуничтожения. Если перестройки цивилизационных основ не произойдет, над самим существованием человечества нависнет серьезная опасность и сценарий будущего окажется весьма мрачным.
Апокалипсис или золотой век? Выбор за нами. Наступившее третье тысячелетие, вся наша действительность, которая, в конце концов, и определит наш выбор, даст ответ и на другой вопрос: что значит быть человеком?
Категория: Социология | Добавил: Учитель (07.11.2009)
Просмотров: 2281 | Рейтинг: 3.7/3